Арктика

На острове Хейса, Земля Франца-Иосифа

1313

Владимиру Марковичу Санину,

Русскому прозаику


О памятной доске и связанных с ней воспоминаниями

ALT

Эта фотография – я на фоне настенных досок, извещающих о том, что здесь находится почтовое отделение связи.

Я так полагаю, что эти доски свидетельствуют о том, что в этом помещении находится самое северное в мире почтовое отделение, иначе объяснить их появление на станции я не могу.

Приглядевшись внимательно, можно увидеть над досками еще одну, памятную, на которой написано, что здесь в 1985 г. над книгой «Не говори ты Арктике – прощай» работал писатель Владимир Санин.

Текст книги по ссылке ниже:

В.М. Санин. Не говори ты Арктике - прощай

Санин упоминает меня в своей книге на 78, 79 и 93 страницах.

Фотография мне напомнила о том времени, когда Владимир Маркович Санин почти месяц провел на острове Средний в нашей прыгающей экспедиции, наблюдая изнутри за нашей повседневной жизнью в летной гостинице и при работе на льду.

Наша экспедиция Арктического и антарктического НИИ базировались на Северной Земле на острове Средний. Мы летали на вертолетах МИ-8 на работу в море Лаптевых, где выполняли океанографическую съемку. Экспедиция носила красивое название А-317, а прыгающей называлась потому, что мы, как кузнечики, «прыгали» или в переводе на обычный язык перелетали от одной океанографической точки к другой. Методика работы была отработана в течение многолетней работы на дрейфующих льдах Северного Ледовитого океана нашими предшественниками в высокоширотной воздушной экспедиции «Север».

Руководил экспедицией Валерий Лукин, он-то и пригласил Владимира Марковича Санина присоединиться к нашей экспедиции. О своей поездке в Арктику и пребывание в нашей экспедиционной группе писатель и изложил в вышеупомянутой повести.

Так получилось, что меня и моего друга Валеру Карпия, Лукин отрядил встретить Санина, который должен был прилететь на остров Средний. Прибытие самолета задерживалось, и мы с Валерой коротали время в компании Сергея Бедарева, механика-водителя и хозяина балка, расположенного рядом со взлетно-посадочной полосой, периодически справляясь о времени прибытия самолета у авиадиспетчера по телефону. Было холодно и ветрено, и выходить из теплого помещения лишний раз наружу не очень-то и хотелось.

Самолет АН-26 наконец-то приземлился, и мы с Валерой, прихватив волокушу для перевозки груза по снегу, отправились встречать высокого гостя. Неспешно подойдя к зарулившему в «карман» самолету, мы увидели спускавшихся по аппарели людей, среди которых выделялась невысокая фигура мужчины в куртке небесно-голубого цвета.

До этого мы не встречались с Саниным и не представляли себе, как он выглядит. И тем не менее безошибочно определили и выделили гостя из прибывшей темно-серой толпы. Наш гость был укутан так, будто собирался покорять полюс холода: стеганая пуховая куртка, поверх меховой шапки с опущенными ушами капюшон, на руках не по размеру меховые рукавицы, на ногах серые валенки с галошами и какие-то теплые брюки. Мы-то бравые полярники были одеты в наши любимые куртки-каэшки на верблюжьем меху, кожаные брюки и меховые унты.

Быстро представивишись, мы схватили багаж гостя, подсадили его в гусеничный вездеход и поехали к летной гостинице. Так Владимир Маркович поселился в нашей комнате в летной гостинице, где ему была выделена койка на верхнем ярусе.

На нижней кровати располагался я, мне было крайне неловко перед Владимиром Марковичем за такое расположение, но он всякий раз отказывался переехать на нижнюю койку и стоически переносил временные бытовые трудности.

В своей повести Владимир Маркович журит нас мягко за то, что мы часто терзали его слух песнями популярной в то время группы с кухонным названием «Примус». Мое извинение запоздало, но Вы уж простите нас, дорогой Владимир Маркович, за это разухабистое и нетактичное поведение по отношению к Вам, но таким способом мы настраивались на рабочий ритм, заводили себя на длительное отсутствие вдали от временного пристанища, на работу в холоде и при ветре.

Вы правы, творчество этой группы малоинтересно, она не оставила яркий след в музыкальной жизни страны, но так получилось, что именно благодаря Вашей повести она осталась в истории. Это моя личная точка зрения, я ни коим образом не претендую на оригинальность, но песни четы Никитиных, мягкие, добрые, теплые, не совсем подходят для работы в суровых полярных условиях.

Они камерны, они городские, хороши при свечах, под бокал красного французского вина, настраивают на лирическо-романтический лад, но не дают разгона крови и не вырабатывают адреналин, как разудалые тексты вышеупомянутой группировки. Спасибо Вам за терпение, Владимир Маркович, спасибо за мудрость и уважение к нам, таким физически сильным, но не зрелым внутри.

Вечерами Владимир Маркович устраивал для нас по своей инициативе литературный «ликбез» и рассказывал интересные истории из жизни русских писателей классиков и современников, размышлял о творчестве великих писателей Булгакова, Толстого, делился с нами своими впечатлениями о путешествиях в Антарктиду, о встречах с интересными людьми.

А рассказчик он был яркий и удивительный, говорил с нами живым, образным и доступным языком. Его речь лилась спокойным и ровным голосом, настраивая на неспешную беседу. Мы были словно студенты, слушающие лекцию умного и эрудированного профессора. А Владимир Маркович и был таким – интеллигентным, умным, добрым, понимающим, мудрым, чутким, по отцовски внимательным и заботливым.

Нередко Владимир Маркович вызывался дежурить по экспедиции, не чурался простой кухонной и повседневной работы, помогал нам в работе на льду и в гостинице.

В моем архиве есть черно-белая фотография, на которой фотограф схватил момент, когда после завершения работы на станции мы несем к вертолету на плечах свернутую палатку. Среди участников этого действа есть и Владимир Маркович, он тогда вылетал вместе с нами на лед. Он всегда старался быть полезным, и не потому, что не хотел быть обузой, а потому, что помогать другим было внутренне заложено в нем твердо и навсегда.

На моей полке стоит книга В. Санина «Вокруг света – за погодой» и «Новичок в Антарктиде». Я периодически перечитываю отдельные страницы повестей, нахожу знакомые фамилии, представляю этих людей, благодаря точному литературному описанию персонажей, а большинство из них уже покинуло этот мир, и перед глазами встает образ Владимира Марковича Санина.

Образ удивительного и душевно красивого человека, с умными и проницательными глазами, добрым и отзывчивым сердцем, и я счастлив, что мне улыбнулась удача встретиться на жизненном пути с этим замечательным человеком. Мое знакомство с Владимиром Марковичем Саниным было кратковременным, но след от него остался навсегда в моем сердце и памяти.

Спасибо Вам, Владимир Маркович! Спасибо за то, что были! Вы навсегда в моем сердце.

И немного грустно, что памятная доска с упоминанием фамилии писателя находится не в самом доступном для посещения месте.

Красавец "Профессор Молчанов" на рейде у острова Хейса
Красавец "Профессор Молчанов" на рейде у острова Хейса
Вот сколько металлолома накопилось за многие годы
Вот сколько металлолома накопилось за многие годы эксплуатации территории острова Хейса
Здание. Назначение неизвестно
Здание. Назначение неизвестно, нечто зеленое. На станции бывают белые медведи, идем в сопровождении сотрудника станции
Айсбержонок
Обломок айсберга у берегов Земли Франца-Йосифа. По сравнению с антарктическими айсбергами, это просто кусочек плавучего льда, айсбержонок
Метеоплощадка станции
Метеоплощадка станции, в прекрасном состоянии
Кают-компания метеостанции на острове Хейса
Кают-компания метеостанции на острове Хейса, очень уютное помещение
Разбившийся ИЛ-14
Разбившийся ИЛ-14; сейчас идет планомерная работа по уборке территории ЗФИ от мусора, так что скоро этот "символ" уберут
Бывший домик радиостанции бывшей обсерватории Острова Хейса
Бывший домик радиостанции бывшей обсерватории Острова Хейса им. Э.Т.Кренкеля; в настоящее время не используется по прямому назначению
Бывшая кают-компания
Бывшая кают-компания; по ее размерам можно судить, сколько полярников работало в советские времена в обсерватории
Вид кают-компании от уреза воды
Вид кают-компании от уреза воды
Вид метеостанции "Остров Хейса" с борта судна
Вид метеостанции "Остров Хейса" с борта судна
Вид станции, озеро и бочки
Вид станции, озеро и бочки. Из озера осуществляется забор воды для бытовых нужд
Общий вид станции с моря
Общий вид станции с моря
comments powered by HyperComments