Антарктида 2017-2018

К берегам Антарктиды в гости к Южному Кресту, часть 1

847

К берегам Антарктиды в гости к Южному Кресту

28 октября 2017 г.

Завершаются вторые сутки моего пребывания на борту НЭС «Академик Федоров», которое движется в направлении немецкого порта Бремерхафен. По плану мы должны придти туда в конце октября, чтобы пополнить судовые запасы, забрать заказанное через судового агента продовольствие для антарктических станций и технические масла, взять на борт два вертолета и груз Белорусской антарктической экспедиции.

Проходим датские проливы, за бортом кромешная тьма, изредка видны короткие вспышки береговых маячков, и вновь все погружается в темноту. Через приоткрытый иллюминатор доносится монотонный шум волны да вибрирующий звук судового двигателя.

Погода в течение прошедших суток была неустойчивая и переменчивая: то усиливался ветер, шел дождь, и судно слегка раскачивалось на зарождающемся волнении; то вдруг начинало пробиваться сквозь облака солнце, ветер понемногу усмирял свой порыв, море слегка успокаивалось, а на небе аркой высвечивалась сочная и яркая радуга; в конце светового дня при подходе к проливам море и вовсе умиротворялось и судно уже шло по спокойной водной глади.

Подготовка к экспедиции шла в торопливом, но вполне контролируемом порядке. Я, правда, порядком вымотался за последнюю до убытия в рейс неделю, но сейчас восстанавливаюсь и с каждым часом ощущаю прилив бодрости. Свидетельством тому - желание писать путевые заметки.

По свидетельству капитана вышли мы в море с трудом, основные требования неожиданно возникли со стороны портнадзора. Претензии были адресованы членам экспедиции: у нас отсутствовали свидетельства по охране судна. И кто бы мог предположить до начала оформления, что мы должны иметь такие документы. Участники антарктической экспедиции имеют необходимые для выхода в рейс морские документы -  мореходную книжку, удостоверение личности моряка, свидетельство о прохождении курсов по начальной подготовке по борьбе за живучесть судна. По логике портовой администрации мы являемся членами экипажа, а значит, должны пройти базовое обучение по охране судна и обязаны иметь навыки для отражения угрозы в случае нападения пиратов или террористов. Не буду останавливаться на этой теме, скажу только, что благодаря авторитету и усилиям начальника отдела флота института удалось решить эту проблему, и судно ушло в рейс по плану.

Из этой малоприятной истории следует вывод, что участники следующей экспедиции будут обязаны пройти обучение по охране судна, а это немного и немало полмиллиона рублей, которые ложатся на бюджет экспедиции

29 октября 2017 г.

Сегодня перевели часы на 1 час назад (вот такая словесная тафтология). Результат – я проспал воскресный завтрак с яичницей. Внутренне себя отругал за разгильдяйство.

Пообщался со старшим помощником по вопросу организации выставки картин современных российских художников, подаренные ими станции Прогресс, и которые сейчас находятся на борту судна. Взаимопонимание имеется, поручил своему помощнику взять под свой контроль извлечение ящиков с картинами из бакалейной камеры в Бремерхафене и после прохождения Бискайского залива расставить их в салоне отдыха при активном участии нашей пассажирки – художника Славинской Лилии Петровны.

Привыкаю к роли начальника. Постоянно и непрерывно обсуждаю вопросы жизнедеятельности и логистики экспедиции. Замечаю разное отношение ко мне как начальнику: одни присматриваются, другие держатся на дистанции, третьи начинают любезничать. Так что опыт работы в должности руководителя это прекрасная возможность для познания психологии человека и его натуры. И, находясь в такой должности, у меня есть маленькие привилегии: уборку каюты и смену постельного белья выполняет кастелянша, у меня персональное место в кают-компании за одним столом с капитаном, мне выделяется небольшие средства на так называемые представительские расходы, которыми я могу распоряжаться по своему усмотрению. Каюта вполне удобная для работы и отдыха, я с удовольствие встречаюсь здесь со своими коллегами и обсуждаю текущие дела. Все эти мелочи делают мою судовую жизнь «сладкой».

На переборке висит портрет академика Е.Федорова, чьим именем и названо судно. Он пристально вглядывается в меня, и этот внимательный и проницательный взгляд меня немного смущает.

http://churun.ru/wp-content/uploads/2018/03/DSC00017-690x518.jpg
Каюта начальника экспедиции

Судовая жизнь имеет свои особенности. Много лет тому назад, когда я только начинал вести свои «литературные» зарисовки, в одном из своих дневников я отмечал некую скрытность судовой жизни. Вроде бы все и всё как на ладони, но стоит только попытаться найти нужного человека, и выясняется, что он неуловим. Расхожие фразы «он только что был здесь» и «поищи его там-то» становятся визитной карточкой жизни на судне. И приходится тратить немало усилий и времени, чтобы наконец-то встретить «неуловимого Джо». Мне могут возразить, что есть судовая трансляция, но, во-первых, разыскиваемый может не отреагировать на сообщение по разным причинам, во-вторых, до полудня всякие объявления по радиотрансляции запрещены, и, в-третьих, и вот тут самым ярким образом проявляются во всей красе особенности судовой жизни, хочется сохранить тайну и не допускать в свой круг посторонних. А на судне деление на своих и не своих выражено отчетливо. Вы можете быть в хороших деловых отношениях с кем-то, но вас ни разу не пригласят на чаепитие в каюту.

Мои отступления на тему отношений на судне и проявлений судовой жизни будут появляться постоянно.

30 октября 2017 г.

Ни чем не выделяющийся день из череды судовых будней.

Начало новой рабочей недели. Утром провел совещание со своими коллегами – начальниками антарктических зимовочных станций Прогресс, Восток и сезонных полевых баз Молодежная и Оазис Бангера. Мы договорились с ними встречаться два раза в неделю до захода в Кейптаун и ежедневно после выхода из Кейптауна. Поговорили о предстоящей погрузке продуктов в порту захода и о приобретении новой стиральной машины для экспедиции. Сформированы рабочие бригады по приемке продуктов; зная немецкий порядок, можно быть уверенным, что продукты привезут на поддонах и распределенными по станциям, что значительно облегчит их погрузку.

Пообщался с начальником зимовочного состава станции Прогресс на тему демонстрации картин современных российских художников и предназначенных для данной станции. Андрей Васильевич считает, что картины подарены станции и не могут быть отданы кому-либо еще. Только после просмотра картин полярниками и с их пожелания картины могут быть переданы в дар иному физическому или юридическому лицу. Я заверил его, что картины демонстрируются только с одной целью – показать участникам экспедиции, кто не сможет побывать на станции, и членам экипажа, и речь не идет о благотворительности. Все картины останутся на станции. В общем, мне удалось его убедить, и теперь осталось только воплотить задуманное.

Миновали без каких-либо серьезных последствий циклон, который во время нашего плавания буйствовал над Европой. По телевизионным сообщениям в Германии имеются серьезные последствия от пронесшегося над северной частью страны циклона с падением деревьев, штормовым ветром и прочими элементами циклонической деятельности. Осень, однако.

31 октября 2017 г.

Рано утром взяли на борт лоцмана с подошедшего к борту судна лоцманского катамарана. Идем вверх по реке Везер, воды мутные. Вдоль берегов десятки ветряков, часть из которых работает, вращая своими лопастями и генерируя энергию, а часть стоит без движения. Имеется даже небольшая группа ветряков, стоящих прямо на морском взморье, а рядом идет монтаж какой-то платформы, ветряки пока не работают. Источники альтернативной энергии в Германии видны отчетливо.

Бремерхафен – это морские ворота Германии наряду с Гамбургом. Здесь довольно большой контейнерный терминал, вдоль  которого мы сейчас и проплываем, чтобы пришвартоваться в уже ставшим традиционном месте стоянки – фруктовом причале. Бремерхафен одновременно и порт по приемке автомобилевозов из Азии. Первый контейнерный терминал в Петербурге, на взгляд, составляет не более 25 процентов от мощности и загруженности терминала в Бремерхафене, можно обратиться к официальной статистике, но тот факт, что в порту стоит множество судов с контейнерами, говорит о росте германской экономики. Два года назад при посещении порта Бремерхафен после возвращения с зимовки, картина в порту выглядела более скромно.

http://churun.ru/wp-content/uploads/2018/03/DSC00060-690x518.jpg
Контейнерный терминал
http://churun.ru/wp-content/uploads/2018/03/DSC00068-690x518.jpg
Вид центральной части города с реки Везер

День серый с мелким дождиком и туманом, накрывшим город. Городские постройки просматриваются сквозь набежавший туман не отчетливо. Городские доминанты в центре – высотки на Колумбусштрассе и здание оригинальной формы в виде паруса видны хорошо, а вот городские кварталы тонут в тумане. Правда, туман под действием легкого ветерка быстро рассеивается, и городские постройки, причальные сооружения, суда, стоящие в доках, видны прекрасно.

Через иллюминатор моей каюты можно наблюдать очень интересный процесс захода судна к месту причаливания через шлюз. Подобная система вызвана с резкими колебаниями уровня моря в здешних местах – отливами и приливами. И для того, чтобы суда не обмелели в гавани, придумана и воплощена система шлюзования и поддержания судов на плаву. Первоначально шлюз закрыт с двух сторон. После того, как судно вошло в чашу шлюза, начинается чередование с открытием и закрытием шлюзовых ворот. Все механизировано, имеется диспетчерский пункт управлением всем процессом прохода через шлюз, для помощи при проходе работают два буксирчика, все сопровождается швартовкой судна в шлюзе. В общем, немецкий орднунг. Любо-дорого наблюдать процесс вхождения в гавань и фиксировать на фотоаппарат или видеокамеру, чтобы потом выложить в соцсетях.

Напротив нас стоит обложенный строительными лесами и укрытый с одного борта пленкой «Полярштерн» - флагман немецкого полярного исследовательского флота. При виде знакомого силуэта со знакомой эмблемой Института полярных и морских исследований им. А Вегенера на трубе нахлынули воспоминания почти двадцатилетней давности. В далеком 1989 г. наш НЭС «Академик Федоров» и «Полярштерн» работали совместно в море Уэдделла в Антарктике в международной экспедиции Winter Weddell Gyre Study-89, и тогда я впервые побывал на его борту в качестве гостя. И уже в 1998 г. в течение месяца я провел на этом исключительно удобном для проведения исследований, радушном и гостеприимном судне месяц. В тот год большая команда российских и немецких специалистов очень плодотворно поработала совместно в море Лаптевых, и самые теплые и добрые воспоминания остались в моем сердце и о судне, и о его экипаже, и об экспедиции в целом. «Полярштерн» - это научно-исследовательский ледокол, он спроектирован специально для работы в морских льдах. Кроме того, что это ледокол, это еще и плавучая научно-исследовательская лаборатория. На судне все, выражаясь современным слэнгом, заточено под науку: покрытая деревом палуба, отличные лаборатории, прекрасное палубное оборудование для спуска геологических, биологических и океанографических инструментов, современные многолучевые эхолоты, станция для приема спутниковой ледовой и метеорологической информации и многое другое. За все время работы на борту «Полярштерна» у нас вообще не было проблем с проверкой электронной почты или выходом в интернет, на ледоколе все работает на науку, включая экипаж. Конечно, наше судно тоже удачно спроектировано, имеет в своем активе много рейсов и в Антарктику, и в Арктику, но «Академик Федоров» в большей степени экспедиционное судно и имеет значительные по вместимости трюма и танки для размещения груза и топлива с целью снабжения антарктических станций. Вот так встретились в этом году два прекрасных судна – российский НЭС «Академик Федоров» и германский НИЛ «Полярштерн».

Чуть дальше от того места, где стоит в доке «Полярштерн» просматриваются очертания выкрашенных в песочный цвет танков и в камуфляжный цвет другой автомобильной техники. Не исключаю, что это есть тот пресловутый танковый батальон американцев, недавно присланных из Штатов в Европу. При виде этих грозных машин становилось тревожно на душе, уж больно резко их наличие контрастировало с мирной гражданской деятельностью порта и присутствием в порту научных судов.

Выскочили на несколько часов в город, чтобы немного прогуляться по земле и размять ноги. Город пуст, сегодня какой-то религиозный праздник по всей Германии. И пройдясь быстрым шагом по его почти безлюдным улочкам, вернулся на борт судна.

01 ноября 2017 г.

В Бремерхафене до сих пор существует традиция - в семь часов утра в порту раздается гудок, оповещая городское население о начале нового трудового дня. Хороша или плоха такая система – это уже вопрос второстепенный, но польза от данной традиции лично для меня есть. Вот под сиплое звучание сего немузыкального инструмента я и проснулся, мысленно пожелав себе хорошего начала нового календарного месяца. Ну и, конечно, с началом новых проблем и задач, которые подобно снежному кому начали возникать с самого раннего утра. Как же без них.

Утро осеннее с мелким моросящим дождем, низкой облачностью и серым унылым фоном.

Не успел я вернуться в каюту после завтрака, как по судовой связи раздалась команда рабочей бригаде РАЭ собраться у трапа. Это означает, что прибыла машина с продовольствием для станций. Продовольственный заказ мы сделали еще до выхода в рейс, а сейчас пора принимать продукты. Рабочая команда с моим помощником уже вовсю хлопотала у борта машины, а водитель, откинув заранее аппарель, поднимался на ней. Я подошел к нему и забрал накладные на груз. Не успел дойти до каюты, как прозвучала новая команда – прибыла машина с техническими маслами для экспедиции и мне следует их принять. Поднялся с документами к себе в каюту, чтобы внимательно изучить накладные, раздался звонок капитана с просьбой зайти к нему в каюту. В разговоре с мастером выясняется, что вертолеты прилетают сегодня в12 часов местного времени вместо запланированного прилета на завтра. Мой мозг начинает потихоньку закипать от негодования, хотя видимых причин для этого пока нет. Иду звонить в институт, чтобы прояснить ситуацию, на ходу бросив взгляд на свой мобильник и обнаружив на нем смс от своего начальника с вопросом о месте стоянки судна. Звоню ему и узнаю, что вертолеты действительно планируют прибыть сегодня на борт судна, хотя ранее сообщалось о прибытии на завтра. Координаты судна он уже сообщил вертолетчикам, о том, какие координаты он сообщил, станет известно позже, уже после посадки вертолета на борт и из разговора с командиром вертолета. Указанные моим руководителем координаты давали место судна на берегу. Это так, к слову.

Я уже начинаю раскаляться от полученной информации. Можно было бы продолжать повествование в стиле Джойса – без знаков препинания и пунктуации, но тогда непрерывность изложения преобладала над эмоциональной стороной. И все-таки я продолжаю свой маленький рассказ.

Вновь иду в каюту к мастеру, куда прибыли судовой агент и начальник отдела флота института. Обсуждаем ситуацию с вертолетами совместно, а поскольку уже вовсю идет погрузка продуктов, то остановить процесс погрузки продуктов не представляется возможным. Дозваниваюсь до генерального директора авиакомпании, оказывающей авиационные услуги в течение 63 РАЭ, и прошу его дать телефон командира вертолета для установления связи. В ответ слышу, что вертолет находится в воздухе и надо ждать, когда командир сам выйдет на связь. Ну что ж, ждать так ждать. И через полтора часа после общения с гендиректором авиакомпании неожиданно раздался звонок на мой телефон, и приятный голос сообщил, что его зовут Сергей и он является командиром вертолета. Сразу же стало легче на душе после этого важного для всех нас звонка, связь была установлена, мы уже знали, что вертолетчики находятся в пятидесяти километрах от нас и готовы вылететь. Пришлось немного остудить их летный порыв и попросить прилететь к нам после завершения погрузки продуктов и подготовки вертолетной площадки к приему вертолета. На том и порешили, и через пару часов над акваторией порта раздался хлопающий звук летящего вертолета, который завис над вертолетной судовой площадкой и через несколько минут мягко коснулся своими шасси металлической палубы.

Дневное напряжение внутри меня спало, стало легко и удивительно покойно, все вокруг казалось приятным и милым, несмотря на приближающийся вечер и мелкий осенний дождь.

Потом с вертолета сняли лопасти, уложив их в специальный ящик-контейнер, а вертолет силами участников экспедиции, судна и летного экипажа перекатили в судовой ангар. Так завершился напряженный и насыщенный общением день.

02 ноября 2017

Утро и день выдались на славу – солнце, сухо и безветренно. Уже с утра под бортом судна скопились грузовые траки. Прибыл груз для белорусской антарктической экспедиции и продовольствие для судна.

По договоренности с летчиками рано утром должен был прилететь вертолет, но произошла задержка с его прибытием, и, как следствие, с погрузкой продуктов для экспедиции. Связался с командиром вертолета, оказалось, что ребята долго добирались от гостиницы до аэропорта из-за автомобильной пробки, и вылетают через 20 минут.

И действительно, через полчаса над акваторией порта раздался гул подлетающего вертолета, и винтокрылая машина благополучно приземлилась на вертолетной площадке. После посадки вертолета все заработало в плановом режиме. Я же тем временем съездил с судовым агентом в строительный маркет и купил фитинги для установки новой стиральной машины, которую общим собранием начальников станций было решено приобрести для РАЭ.

День прошел в мелких заботах и хлопотах по экспедиционным делам.

Во второй половине дня выбрался в город для встречи с начальником отдела флота института. Прогуливаясь по центральной городской улочке, стали свидетелями весьма неприглядного и в целом нехарактерного для Германии случая. Сложно сказать, что предшествовало этому эпизоду, но немолодой человек гнался по центральной улице за велосипедистом и кричал истошно «Хальт». Велосипедист довольно прытко свернул на боковую улицу, куда устремился и гнавшийся за ним человек, но бегун явно уступал в скорости. Возможно, украли велосипед, не исключено, что велосипедист, проезжая мимо выставленных на тротуаре образцов одежды, что-то украл. Ранее подобное не доводилось видеть при посещении Германии.

Меня до сих пор удивляет культура строительства, современная городская застройка и ее архитектура в германии. Новые дома невысокие, количество этажей не превышает восьми из того, что мне довелось увидеть. Возможно, это стиль и высотный регламент для таких небольших городов как Бремерхафен. Дизайн строений скромен и выдержан в характерных для северной Германии темно-коричневых тонах. И в тоже время удачное сочетание стекла и кирпича придают каждому строению неповторимый колорит, от каждого дома веет домашним уютом, в них хочется жить. Я не говорю про ухоженность и чистоту придомовых территорий, чистота и порядок свойственны немецкой натуре издавна. В наших городах из каждой застраиваемой территории строительные компании стараются выжать максимум прибыли, мы формируем городские гетто, а здесь на каждом пятачке, отданном под строительство, создают удобную городскую среду, чтобы горожанин ценил уют и комфорт, ощущал себя частичкой своего города, а не народонаселением. Вот такие немного поверхностные впечатления от увиденного.

Сегодня заметил, что количество военной техники на противоположном от нас берегу, сократилось.

03 ноября 2017

Весь день в суете и хлопотах перед уходом в рейс. В город вовсе не выходил, и желание отправиться на прогулку не возникало. Надо было получить остатки продуктов, новую стиральную машину, подписать все накладные на продукты.

Сразу же после завтрака сосредоточились на поиске ящика для станции Восток, который должны были прислать из Гренобля. После нескольких телефонных звонков судовому агенту выяснилось, что его еще вчера доставили, и он должен быть на борту судна. После непродолжительных поисков второй помощник капитана сообщил по рации, что разыскиваемый ящик находится во втором трюме. Спустившись в трюм вместе с начальником отдела флота и начальником станции Восток, убедились, что это и есть разыскиваемый ящик. При этом обнаружилось, что и новая стиральная машина, предназначавшаяся для экспедиции, находится тут же в трюме. Ее уже успели опустить в трюм и при этом не оповестить меня. Вот не спустился бы в трюм и не обнаружил бы стиралку.

Судовая команда погрузила продовольствие для белорусской антарктической экспедиции, и Алексей Гайдашов, начальник белорусской экспедиции, должен сегодня уехать домой. Мы с ним тепло попрощались до встречи в Кейптауне.

А потом пришел груз с запасными частями для компании «Антраверс», которая выполняет санно-гусеничные походы по обеспечению внутриконтинентальной станции Восток. Я не занимаюсь непосредственно погрузочными работами, в мои обязанности входит получение груза и оформление накладных с последующим информированием руководства экспедиции о проделанной работе.

И уже перед самым отходом ко мне заглянул судовой агент, и мы подписали с ним все накладные на продукты.

Вот так скучно и обыденно и проскочил незаметно еще один экспедиционный день.

В 21:50 московского времени судно отшвартовалось от причальной стенки и. пройдя через шлюз, вышло на морской простор и продолжило рейс в направлении Кейптауна.

comments powered by HyperComments