СП-36 2008-2009 год

Дневник экспедиции СП-36, часть 6

357

Между двух полушарий

06.11.08 четверг

Вот и октябрь остался позади и ушел в прошлое.

Дрейф пока проходит спокойно и без лишних проблем. Нас несет на север, разменяли 85 градус северной широты, но едем в западном полушарии.

В конце октября – начале ноября нас мотало из одного полушария в другое, а сейчас медленно, но стабильно относит все дальше в западное полушарие.

Погода стоит замечательная, легкий ветерок, в начале месяца температура держалась около 15 градусов ниже нуля, вчера даже зафиксировали абсолютный максимум за период нашего дрейфа – минус 4 градуса. Дома тепло, даже жарко, приходится постоянно открывать дверь для доступа свежего воздуха.

Все чаще стали раздаваться голоса о продолжительном дрейфе, вызванном нашим стремительным броском в западное полушарие.

Вариант вовлечения нашей льдины в круговорот Бофорта возможен, как, впрочем, и продолжение дрейфа на периферии трансарктического выноса. Я склоняюсь к круговороту.

Океанологи выявили истинную причину выхода из строя электродвигателя. Как они и предполагали, это в следствие повышенного напряжении сети, которое наши механики вынуждены держать по указанию начальника.

От комментариев данной ситуации воздержусь, поскольку уже обращал внимание на неадекватность принимаемых решений нашего начальника. Ущерб от его деятельности для станции весьма ощутим, по его пьяному безобразию был выведен из строя блок охлаждения для рефкамеры.

Сколько нервов и испорченного настроения для механиков стоил вариант обогрева бани от тепла работающего двигателя. Под давлением начальника они уступили и проложили трубы так, как он хотел.

Закончилось это тем, что дизель жутко нагревался, охлаждающая жидкость постоянно уходила из радиатора, надо было непрерывно доливать антифриз. Механики вынуждены были постоянно держать дверь в помещении открытой, это приводило к тому, что в дизельную наметало снег во время метели.

Пришлось в срочном порядке переделывать схему обогрева, все нормализовалась, хотя ребята изначально предупреждали его о возможных негативных последствиях. И это на фоне грубых и унизительных высказываний в свой адрес. Это, конечно, с их слов, но я им верю.

Однажды они втроем пришли ко мне в домик и попросили попытаться повлиять на начальника. Я им четко заявил. что не вижу в нем гибкости и толерантности, мне крайне неприятно, но я вряд ли смогу им в этом помочь, мне сложно говорить с ним на разных языках.

Физическая работа для меня на станции свелась к минимуму. Работаю подсобником – то бочки с керосином помогаю подвести, то занимаюсь утилизацией пищевых и бытовых отходов.

Том выбурил майну, и мы втроем я, Том и доктор утопили бочки с фекалиями и отходами.

Прочитал станционный журнал, который ведут наши механики. Эта обязанность возложена на них, но они освобождены от дежурства по камбузу.

Развеселили записи Галия, на фоне сухих и прозаичных строк его коллег, замечания Галия звучат весело и энергично. Так, он отмечает, что медведи нас не беспокоят, поскольку подались на Кавказ в отпуск, а вот на станции явно не хватает баб и об этом следует подумать начальству института при формировании следующей экспедиции. Начальник за голову схватился, прочитав эти опусы.

Постепенно разлагаюсь и загниваю. Пытаюсь держать себя в форме, но удается это все труднее и труднее. Ежедневно веду записи, работаю с данными по дрейфу, занимаюсь английским. Настроение совсем упало, когда окончательно выпала зубная пломба. Док поставил мне нечто, но делал это крайне неуверенно и неумело, что вызвало у меня подозрение на непродолжительность ее жизни.

Не ладится выборка данных у аэрологов для месячного отчета. Возможно, что проблема в постоянном шарахании станции из одного полушария в другое, что не предусмотрено программой.

Этот вариант я ставлю под сомнение, поскольку фирма Вайсяля является мировым лидером в аэрологическом оборудовании и допустить такой промах вряд ли могла.

Тем не менее наш станционный аэролог Сережа Овчинников извелся в борьбе с программой и стал не похож на себя.

Метеорологи также испытывают трудности в подготовке данных для месячного отчета.

Сделали измерения на ледовом полигоне. По нашим данным толщина льда увеличилась в среднем на 8 см, а высота снега на 14 см.

В бытовом отношении все нормально, хотя пища начинает приедаться, явно не хватает овощей и фруктов в свежем виде.

Океанологи установили сегодня профилограф течений в майне, где мы до этого топили бочки с нечистотами. Я и Томаш помогали им в этом деле. Вечером по приглашению коллег зашел к ним на чашку «ипатовки», мило посидели и поболтали о наших делах.

Ледоисследователи Н.Кузнецов и Т. Петровский готовятся к работе на ледовом полигоне
Ледоисследователи Н.Кузнецов и Т. Петровский готовятся к работе на ледовом полигоне

09.11.08 воскресенье

Температура воздуха опустилась до минус 28, но печка в моем домике по-прежнему работает на минимуме подачи топлива, и внутри тепло и комфортно. Периодически даже открываю дверь, чтобы проветрить помещение. В кают-компании на уровне пола началось промерзание стеновых панелей, белая наледь хорошо видна на шляпках гвоздей и шурупов.

Почти безветрие. Дрейф слабовыраженный.

Мы по-прежнему находимся в западном полушарии, и надежда вернуться в родное восточное тает с каждым днем. Возможен и такой сценарий нашего дрейфа, когда льдина будет двигаться на вынос по периферии трансарктического дрейфа, и мы попадем в море Линкольна у берегов канадского арктического архипелага. Там скажет свое слово конвергенция льдов и нас попросту динамически и очень активно начнет подламывать, как это случилось у берегов Шпицбергена с СП-35. Как говорят в таких случаях, возможны варианты.

11.11.08 вторник

Соколов в телефонном разговоре с Катраевым высказал легкое недовольство по подготовке недельной информации и попросил более детально описывать вертикальную структуру океана. Саша Ипатов готов это сделать, правда, он мне заметил, что Соколов не доплачивает ему за кандидатскую степень, мотивируя тем, что ВАЭ не научное подразделение, а отчет требует научный. Приходится соглашаться, двойственность нам вообще свойственна.

Вчера была замечательная баня. Алексей Климов вновь отключил терморегуляторы у ТЭНов и нагрел воздух до предела. Я перед баней с утра замочил 14 веников, а в обед начальник потребовал экономить веники.

Это называется проявил инициативу на свою голову. Правда, Юрий Иванович мне ничего не сказал, но он прав, и разбазаривать веники не стоит с учетом длительности дрейфа.

Веники в процессе парения не облетали, лист держался крепко. Впервые стал применять для мытья пресную воду, приношу ведро с талой снеговой водой и ополаскиваю тело после мытья. Вода для бани закачивается из не замерзшей снежницы и поэтому соленая. Вот и приходится прибегать к такому способу мытья.

Немного огорчил тот факт, что слив для воды у бани замерз из-за выхода из строя ленточного ТЭНа. Вода идет поверх льда и замерзает, вокруг бани замершее озеро. Придется поднимать баню, залезать под нее и вытаскивать ТЭН. Затем вновь выбуривать лунку и формировать слив. Напряженно, но иного выхода нет. Иначе все строение бани замерзнет вокруг льдом.

Сегодня собрали весь бытовой мусор, накопившийся за многие недели, и Томаш отвез и сжег его. Почистили нашу льдинку от ненужного хлама.

Я вызвался следить за чистотой в общественном туалете, став таким образом станционным ассенизатором и приобрел новую для себя «специальность».

13.11.08 четверг

Сегодня Томаш обнаружил трещину недалеко от нашей станции. Мы с ним договорились подвезти бочки с топливом для ДЭС, он приходит ко мне после завтрака и сообщает эту новость.

Поехали к месту разлома, осмотрели. Решили сначала завершить топливные дела, а потом осмотреть трещину, как далеко она простирается. Так и поступили.

В отдельных местах трещина разошлась до 1-5 м и покрыта ниласом, толщина нового намерзания более 10 см. В других местах поля поджались друг к другу и возникли невысокие гряды торосов. Как сказал бы в таком случае Карлсон, дело житейское.

Народ нашу новость воспринял по-разному, но тревога осталась. Я их понимаю, возникла угроза спокойной жизни и исходит она от новой трещины, а кому хочется совершать геройские поступки.

После обеда зашел Леня Панов и сообщил, что после фильтрации данных, он определил время возможного появления трещины. По его мнению, это 09 ноября около 23:00 московского времени.

Сейчас полнолуние, а это дополнительный источник динамического напряжения в ледяном покрове. В общем, надо привыкать к новым обстоятельствам. Не исключаю варианта, что во время нашей бани появление воды поверх льда и было косвенным признаком небольшого локального сжатия и прохождения приливной волны под нами.

14.11.08 пятница

В 14:35 мск все ощутили мощный толчок льдины. Народ выскочил из домиков, стал обсуждать событие. Томаш с Катраевым быстро собрались и поехали на осмотр трещины и льдины по короткому кругу.

Все осталось в прежних границах, по крайней мере, новых трещин не обнаружили. Сегодня топили бочки с отходами в трещине. С одной стороны, появление трещины для нас в помощь, не надо бурить лед, чтобы утопить бочки. В том месте, где мы топили бочки, возникла небольшая гряда торосов, льдину поджало и заторосило. Ледовая ситуация меняется быстро, силы природы не дремлют и работают непрерывно, без устали и отдыха.

Ночной вид дизельной. Только дым из трубы, а вокруг темень
Ночной вид дизельной. Только дым из трубы, а вокруг темень

16.11.08 воскресенье

Вчера вечером задуло, пришлось увеличить подачу топлива в печку, тепло постепенно выдувает из домика. Я стал тревожиться и внутренне напрягаться в дни усиления ветра, становится неуютно и беспокойно на душе, а тревога усугубляется еще и темнотой.

В светлое время все прошло бы спокойно, а в темноте волнение взрастает. Выдержит ли станция очередное испытание ветром. Станцию вновь занесет метелевым снегом, возникнет дополнительная нагрузка на лед. Снежницы не замерзли под снегом, и вода под его действием выступает поверх льда.

Дрейф усилился, скорость возросла до 1,1 км в час. Ветер южных направлений, нас несет на северо-восток, все дальше удаляя от родных берегов и втягивая постепенно в круговорот Бофорта.

Сегодня ночью пересекли 86 градус северной широты.

17.11.08 понедельник

Сегодня первое серьезное ЧП на станции. Океанологи во время зондирования потеряли драгоценный зонд. Случилось это около 10:15 мск. Саша Ипатов приходит ко мне в домик и сообщает эту малоприятную новость. У самого вид потерянный. Я стараюсь его успокоить, приободрить.

Саня человек выдержанный, виду не подает, но психологом быть не надо, чтобы увидеть волнение на лице. Хорошо, что есть запасной зонд, работа не прекращается, но тревога усиливается при каждом новом зондировании. За потерей следуют бумажные дела, объяснения и всякая малоприятная в таких случаях ерунда.

18.11.08 вторник

Океанологи установили новый профилограф течений на 60 м. Пожалуй, это самый важный момент в нашей нынешней станционной жизни. Все остальное как обычно.

19.11.08 среда

Утром вместе с Томашем привезли для ДЭС 10 бочек с дизтопливом. Я работал на складе, откапывал бочки из-под снега, а Томаш таскал их на удавке на «Буране». У нас уже сложилось четкое разделение обязанностей.

Температура воздуха понизилась до минус 30, но почти безветрие. Печь в домике работает исправно, тепло и уютно.

20.11.08 четверг

Сегодня банный день. Сауна работает прекрасно, температура внутри помещения под 120 градусов. Приходится периодически отключать один ТЭН, чтобы можно было сидеть на полке.

Веник высыхает быстро при такой высокой температуре. Посидишь на полке, потом выбежишь на свежий воздух, холода совсем не ощущаешь. Оботрешь сыпучим снегом разгоряченное тело, постоишь недолго в тамбуре и вновь в жар сауны.

Веничком захватишь пар и мягко опускаешь на тело, а его изнутри легонько покалывают иголочки – это расширяются капилляры. Благодать, да и только. Разве в городе или даже на даче получишь такое удовольствие от парения.

Вечером отметили день рождения радиста и аэролога. Повар Володя Семенов приготовил прекрасный стол, наготовил разнообразные салаты, испек чудесный торт. Завершилось все это мероприятие далеко за полночь и как обычно. Аэролог Громов, чей день рождения мы отмечали, перебрал сверх меры.

Пришлось мне идти и помогать другому аэрологу Сереге Овчинникову выпускать шар, но из этого ничего не вышло. Во время вывода шара из ангара зацепили его за крюк и порвали оболочку. Было холодно, воздух внутри стоек ангара сжался и сам ангар покосился на один край.

Это в свою очередь создало дополнительные проблемы с выпуском шара. В общем, типичное разгильдяйство. А от Васильевича я не ожидал такого чрезмерного увлечения спиртным, знал, что за ним водится этот грешок, но не ожидал, что он не знает меры.

Плохо, ненадежно, к тому же ему уже пошел 57 год и надо поберечь свое здоровье. В результате своих пьяных шараханий по станции он повредил ногу и сейчас не может работать вообще.

Совместные дни рождения выявили четко группу людей с неумеренной тягой к спиртному. Часть из них просто забывает о своих служебных обязанностях. Грустно все это.

Праздничный стол ко дню рождения
Праздничный стол ко дню рождения
Хозяин камбуза, мастер кулинарии – В. Семенов
Хозяин камбуза, мастер кулинарии – В. Семенов

22.11.08 суббота

Последствия отмечания дня рождения прослеживаются до сих пор. Неожиданно в кураж вошел начальник, полностью выпал из станционного ритма и впал в «нирвану».

В состоянии близком к овощному находится и повар, вчера сварганил какой-то малосъедобный борщ и макароны с колбасой и ушел по следам пьяного чертика. На стол выставляются остатки салатов, у них и вид уже малопригодный к приему в пищу, тошнотворный.

Погасла печь в кают-компании, сказалось плохое качество топлива. На фильтре накопились парафин и грязный отстой, подача топлива в топку прекратилась. Пришлось все разбирать и чистить.

Дежурил Саша Ипатов, он человек ответственный чрезвычайно, за дело взялся с присущим ему энтузиазмом. И тем не менее я попросил дежурного механика Алексея Быкова помочь Саше.

В кают-компании стало холодно и неуютно. К тому же усилился ветер, и выдувает все тепло из каюты. И хотя печь запустили вновь, работает она плохо, теплоотдача явно уменьшилась.

Принесли для дополнительного обогрева тепловентилятор, стало теплее, но не на много. Почти месяц назад я попросил публично народ не заливать холодное топливо в печку, а греть его предварительно, как это и рекомендуется по инструкции. Не вняли моему призыву, теперь будем испытывать маленькие неудобства и дискомфорт.

Дома у меня все в порядке, печь работает по-прежнему нормально при минимальной подаче топлива. Ветер дует почти в дверь, но внутри комфортно.

Позвонил сыну Славе и поздравил его с днем рождения. Поговорил коротенько с внучкой Машей, у нее такой спокойный и серьезный голос, можно сказать взрослый. Стало грустно на сердце от разлуки.

23.11.08 воскресенье

Воскресной яичницы не было. Во-первых, закончились яйца, а во-вторых, повар по-прежнему находится в нерабочем состоянии.

В общем завтрак был скромный, дежурный выставил на стол вновь недоеденные салаты, от одного вида которых начинаются спазмы желудка. Народу пришло мало, не было и начальника, хотя сам утверждал, что будет лишать коэффициента при отсутствии на завтраке. В каюте по-прежнему прохладно и неуютно, хочется быстрее проглотить пищу и уйти в тепло домика.

Ветер несильный, но задувает именно в фасад каюты, выдувая оттуда остатки тепла, несмотря на дополнительный обогрев в виде тепловентилятора.

24.11.08 понедельник

Все пришло в норму, наконец-то. Тем не менее последствия праздника имеются. Повредил ногу один из аэрологов, и теперь вся тяжесть работы легла на плечи Сережи Овчинникова, второго аэролога. Он не жалуется, но приходится ему непросто, это видно по внешнему виду и постоянной замкнутости.

Приподняли на бруски гидрологический павильон, вода постепенно прибывала в майне. Пришлось повозиться, домик примерз полностью ко льду, и чтобы оторвать его от льда применяли домкрат и иные приспособы, в том числе и ваги.

Океанологи давно об этом говорили, но только сегодня реализовали желание. Погода комфортная, морозно и тихо. Работали больше 3 часов, но были довольны своей работой.

Гидрограф Женя Медведкин вокруг майны с излучателем эхолота создал снежный вал высотой около 1,5 м. Планирует еще сверху накрыть это фанерой и прорыть туннель для подхода к майне. Саша Ипатов назвал это сооружение циклопическим.

Весной все растает и вокруг майны будет море разливное, что будет делать Женя, не представляю, наверно, на лодке плавать к излучателю. Да и занесет его со временем по самую крышу. Уже давно известно, что на дрейфующих льдах ветрозащиты и снегозащиты не существует, любое препятствие на пути снега вызывает его завихрение и отложение снежинок вблизи защиты. Энергии у него много, вот он и реализует ее в трудовых деяниях.

Снежный коридор вокруг излучателя эхолота, воздвигнутый Гидрографом Е. Медведкиным
Снежный коридор вокруг излучателя эхолота, воздвигнутый Гидрографом Е. Медведкиным

27.11.08 четверг

Станция непрерывно меняет направление своего дрейфа, выписывая такие «кренделя», что не хватит словарного запаса могучего и великого, чтобы описать его. В очередной раз спустились к югу относительно 86 параллели, станция дрейфует в узком коридоре вдоль этой широты.

Перефразируя Водичку из «Похождений бравого солдата Швейка» можно сказать, что такого дурацкого дрейфа я еще в жизни не видел. И это ведь не предел. Мне ясно только одно, что из западного полушария мы уже не выберемся.

Томаш еще питает некую призрачную надежду, что мы подойдем ближе к полюсу, но я его возвращаю к реальности и отрезвляю, говоря, что нам светит круговорот.

Сегодня возили с ним бочки для ДЭС и керосин для обогрева помещений. Таскает на «Буране» он, я только откапываю их от снега.

У нас уже сложился рабочий тандем и работаем мы с удовольствием и быстро. На 10 бочек уходит не более 1 часа. При не очень низкой температуре и сильном ветре работа не доставляет какого-либо дискомфорта.

02.12.08 вторник

Наступил последний месяц в году, а вместе с ним участились разговоры и о встрече Нового Года. Как мы иногда повторяем нашего дока, который предупреждал нас еще в сентябре, что Новый Год наступит скоро и об этом надо уже думать, как, впрочем, и о сезоне.

Да, док был прав. Время летит ускоренными темпами, возможно, что ощущение быстроты усугубляется постоянной темнотой и отсутствием изменений в окружающем нас мире. О времени и его быстротечности можно рассуждать долго. А на станции время исчисляется от бани до бани, 3 бани миновало, и месяц завершен.

На станции все идет устоявшимся ходом. Ритм жизни неспешный - от завтрака до ужина и сна. Глядя на станцию со стороны, можно подумать, что это автомат и никто здесь не обитает.

И действительно, редко кто пройдет от домика к домику, в основном народ сидит в тепле. Нет нужды бродить или что-то делать на морозе. На самом деле все отлажено и функционирует в штатном режиме.

Нам только и остается, что контролировать этот процесс. И совсем не хочется совершать героических поступков на холоде и ветре.

Выкопали сегодня из-под снега «Лопасню» и вытащили с помощью ручной лебедки, называемой в народе лягушкой, на открытое пространство.

«Лопасня» многострадальная и передается как приз с одной станции на другую, толку от нее мало, ее можно использовать в основном для объезда и осмотра льдины. Она имеет закрытый кузов и может вместить 2-3 пассажира. Нам не удалось отговорить Соколова от мысли привезти ее к нам, вот она и стоит пока без применения.

Но Соколов не забыл о ней и периодически напоминает нам о ее эксплуатации. Вот и решили мы ее привести в порядок. После откапывания Томаш предложил толкать ее в центр лагеря поближе к ДЭС, чтобы можно было ее отремонтировать.

Я стал его отговаривать от этой затеи, и похоже мне это удалось, поскольку он стал равнодушно относиться к ней, хотя изначально горел желанием запустить и поездить. Вот и стоит она вновь без движения, но только без снега.

Сегодня вдруг резко и неожиданно для всех, и в первую очередь для механиков, заглох работающий дизель. Стало тихо-тихо, а станция погрузилась во тьму. В такие минуты становится немного не по себе, даже слегка жутковато - вокруг тревожная тьма, холод и пугающая тишина. Выяснилось, что порвался ремень от вентилятора, его быстро заменили и вновь запустили дизель. Но как в анекдоте – осадок остался.

Станция в полярной ночи
Станция в полярной ночи

04.12.08 четверг

Сказывается влияние холода. День для станции немного неудачный. Отправились на полигон измерять толщину льда, погода благоволила этому – морозно, но почти штиль, легкий ветерок, да и тот ощущается только лицом.

Случайно оборвалась веревка у мерной рейки и не смогли ее извлечь из лунки, несмотря на предпринятые попытки спасти ситуацию. Ушли ни с чем.

Во-вторых, у аэрологов вновь сдулся ангар, видно, есть небольшая дырка, через которую и происходит утечка воздуха. Аэрологи с помощью Томаша опять накачали ангар, но причина утечки воздуха не установлена. Видно, так и будут мучиться до окончания экспедиции.

В-третьих, у метеорологов собаки погрызли кабель, и метеостанция перестала давать показания. Раньше щенки не моги достать до кабеля из-за маленького роста и высоты подвеса блока датчиков, а сейчас намело снега и они спокойно достают до кабеля. А поскольку окончание кабеля было запаковано в полиэтиленовый пакет, то для них это дополнительное развлечение.

Кстати, это уже второй случай порчи кабеля собаками. Первый раз они погрызли кабель у нашего исследователя динамики волн во льду, но Дика при этом немного дернуло током и он уже обладая негативным опытом из-за боязни вновь получить разряд не подходит к кабелю

Для полноты ощущения, что день прошел не зря и выходили на свежий воздух по делу, привезли для ДЭС 8 бочек с топливом. Хоть какое-то удовлетворение от работы.

Здесь у нас Томом разделение труда. Я откапываю бочки из-под снега, затем мы вместе их достаем или просто на месте накидываем удавку, и Том выдергивает бочку с помощью Бурана и буксирует ее по снегу к ДЭС. Транспортировка более тяжелая работа, поскольку при движении снегохода лицо обдувает холодом так, что потом оно горит пламенем.

Вот такой вымахал кобель Дик из маленького щенка
Вот такой вымахал кобель Дик из маленького щенка

15.12.08 понедельник

Сегодня минуло 4 месяца со дня отъезда из дома. Срок серьезный.

Дела на станции идут своим чередом. Иногда ветер усиливается и начинается низовая метель, станция вновь заносится снегом. Так и случилось 8 декабря, ветер вновь терзал нас своими порывами и пробовал в очередной раз на прочность. И ему многое что удалось. Центр лагеря занесло снегом, причем так, что пришлось отрывать входную дверь.

А во-вторых, льдину в очередной раз серьезно тряхнуло. Народ в каюте потом долго обсуждал это событие. Приборы Лени Панова зарегистрировали этот толчок. Я вернулся после дежурства по камбузу и уже приготовился отойти ко сну, когда он мне позвонил и трагическим голосом сообщил, что нас заторосило.

Я, несмотря на метель, быстренько собрался и совершил обход льдины по малому кругу, так ничего и не обнаружил. Через несколько дней Том вместе с начальником совершили объезд по полному периметру и обнаружили свежую трещину, которая прошла через льдину к востоку от лагеря на расстоянии около 1 км. Снаряды ложатся ближе.

Я сразу же вспомнил разговор на мостике на тему высадки на данную льдину и безаппеляционный тон Тимофеича, который нам рекомендовал, а по сути заставлял, высаживаться на данную льдину.

Говорил он это таким тоном, что и речи о возражении не могло и быть. Но тон, тон, каким это было сказано. Ладно, я не судья ему, а время покажет, насколько прочна и крепка наша льдина.

На следующий день вдруг ветер стих и стало тепло, относительно тепло, но температура поднялась до -16 градусов, а еще сутки тому назад она была минус 32. Загадки природы.

Мы воспользовались этой передышкой и завезли как можно больше бочек с топливом для ДЭС и наших печек. В день бани вновь усилился ветер и понизилась температура. Баню нагреть как следует не удалось, так что попариться от души не пришлось. К тому же обнаружил большую щель в стенке, через которую выдувало все тепло из парилки. На следующий день Гали заделал щель, есть надежда, что следующая баня будет комфортнее.

В очередной раз учудил начальник. Мы договорились с ним, что дни рождения наших ребят будем отмечать в ближайшую баню. И вдруг он меняет наши договоренности и заявляет, что теперь дни рождения будут отмечаться в конце месяца. Бедный повар старался, готовил закуски, заливное и салаты, а тут такой облом. В общем, заливное и салаты мы, конечно, съели, но без должного аппетита, поскольку воспринимались они не как украшение праздничного стола, а как будничная пища.

Льдина едет неспешно, дрейф слабый. Сейчас стоит очень морозная и почти безветренная погода. Сегодня утром столбик опустился до минус 37,2 по Цельсию, это температурный экстремум, зарегистрированный нами в течение нашего дрейфа. Пока.

Свежая трещина с фрагментами торошения
Свежая трещина с фрагментами торошения

16.12.08 вторник

Сегодня решили сделать измерения на центральном профиле ледового полигона. Погода морозная, холодно. Сделали все довольно быстро, технология отработана.

Томаш бурит лунку, а Женя и Никита выполняют измерения. Я работаю осветителем. После работы зашли в домик Томаша погреться и занести результаты в компьютер. Каждый занят своими делами. Томаш и Никита заносят данные, я что-то рассматриваю, а Женя взял в руки ракетницу и вертит ею. Обстановка спокойная.

И вдруг среди этой рабочей и мирной атмосферы раздается выстрел и яркая вспышка. Женя нажал на курок ракетницы, а там оказалась ракета. Вот так из ничего возникла опасная ситуация и хорошо, что никто и ничто не пострадало.

Ствол был направлен вниз от людей, ракета не загорелась, все это сработало на положительный для нас исход. При ином раскладе ситуации беды бы не миновать. Любое оружие каким бы безопасным ни было несет в себе трагедию, оно на это ориентировано, и так беспечно обращаться с ним нельзя.

19.12.08 пятница

Сегодня ночью задуло, и задуло крепко. Мой бедный домик покачивается и вздрагивает под очередным хлестким ударом ветра. На углу домика прикреплен уличный фонарь, он непрерывно скрипит от вибрации, и звук проникает в мое хрупкое жилище.

Из дома постепенно выветривается тепло, становится прохладно. Проснулся от проникающего под одеяло холода, прибавил подачу топлива и натянул на себя второе одеяло, впервые за весь дрейф. В природе все уравновешивается.

После двухдневного затишья всплеск активности циклонов и усиление дрейфа. Я заметил, что усиление ветра приходится на очередную баню. Посмотрим на продолжительность задувания.

21.12.08 воскресенье

Сегодня с утра внутреннее раздражение впервые за дрейф. Вчера была баня, и по этому случаю наш начальник выставил небольшое количество спиртного.

Мне вполне хватает небольшой порции алкоголя для взбадривания. Я был дежурным по камбузу, жду повара, а его нет. Он накануне где-то нажрался, как в таких случаях говорят, и с трудом очухался. Пришел в раздраженном состоянии, что-то мне буркнул и удалился досыпать.

Я его никоим образом не осуждаю, он парень хороший, работящий, но вот иногда выпадает из-под контроля. В общем, неприятно начался день. В дальнейшем все нормализовалось, настроение пошло на подъем, а к вечеру и вовсе достигло пика, но осадок остался.

24.12.08 среда

После нескольких дней затишья вновь задуло. В печи завибрировала металлическая пластина, это верный признак, по которому я определяю усиление ветра. Мой домашний ветромер. Вслед за ветром потянулся поземок, и усилился дрейф. В такие дни работы на свежем воздухе прекращаются. Забираешься под одеяло, накрываешься спальником и слушаешь музыку. И приятно, и тепло. Вот и все дела. И ждешь, когда утихнет ветер.

29.12.08 понедельник

Время неумолимо летит к окончанию очередного года. Принесли в каюту елку, расправили ее искусственные веточки, подготовили к празднику. Повар старается и выдает на гора один салат за другим. Мы его пытаемся остановить, но он вошел в кулинарный раж. Получил новогодние поздравления, а также грустное сообщение. что ушел из жизни Сергей Нойфельд. Грустно, при всей своей откровенно еврейской натуре, был он хорошим парнем. Царство ему небесное.

comments powered by HyperComments